11 литературных злодеек и злодеев, образы которых списали с действительно существовавших людей

13:32, 30 июля 2020
391

Не секрет, что многие авторы обращаются к реальным событиям или личностям, когда работают над характерами персонажей. Но далеко не все читатели знают, с кого списаны даже самые популярные книжные злодеи. А прототипы были у Долорес Амбридж, Ганнибала Лектера и даже профессора Мориарти.

 

Ирен Адлер («Приключения Шерлока Холмса», Артур Конан Дойл)

Прообразами роковой Ирэн Адлер считаются несколько современниц Дойла. Одна из самых известных — ирландка Лола Монтес. Она была танцовщицей и фавориткой короля Баварии Людвига I. Как и Ирэн Адлер, Монтес использовала любовь короля в личных интересах и оказала сильное влияние на национальную политику Баварии.

Людвиг I осыпал Лолу деньгами, подарил дворец, распустил правительство, которое не желало давать ей баварское гражданство. Король даже даровал ей титул графини. Но местные жители были недовольны этим решением, потому что Лола была жуткой скандалисткой. Вскоре она так всех довела, что была изгнана из Баварии, а позднее и вовсе объявлена в розыск.

 

Вито Корлеоне («Крестный отец», Марио Пьюзо)

Вито Корлеоне — глава одного из самых могущественных мафиозных кланов. В его образе заметны черты двух реальных представителей криминального мира: Фрэнка Костелло и Вито Дженовезе.

Костелло называли «премьер-министром преступного мира». В конце 1930-х годов он был очень влиятельным боссом мафии в США. Костелло и Корлеоне похожи тем, что оба стремились укрепить влияние, внедряя своих людей в политические структуры.

С 1957-го по 1959-й Дженовезе был известен как Босс Боссов. Так сицилийская и американская мафии называют главу самой влиятельной мафиозной семьи. Дженовезе, как и главный герой «Крестного отца», после покушения передал бразды правления сыну.

 

Виконт де Вальмон («Опасные связи», Шодерло де Лакло)

Герой французского романа — безнравственный виконт де Вальмон. У него ужасная репутация рокового соблазнителя невинных дам. Для него женщина — это трофей, который надо завоевать, а потом бросить на дороге жизни. Прообразом Вальмона послужил виконт Александр де Богарне, первый муж Жозефины Богарне, которая потом стала женой Наполеона.

 

Ганнибал Лектер («Молчание ягнят», Томас Харрис)

Только в 2013 году Харрис рассказал, кто вдохновил его на создание расчетливого серийного убийцы. Прообразом оказался тюремный врач из мексиканского города Монтеррей. Харрис не раскрыл журналистам фамилию этого человека, он называл его вымышленным именем — доктор Саласар.

Репортеры отследили местонахождение доктора Саласара. Так мир узнал имя Альфредо Балли Тревиньо. Его подозревали в расправе над несколькими автостопщиками в начале 1960-х годов. Доктора приговорили к смертной казни, но приговор смягчили. Альфредо Тревиньо освободился через 20 лет в 1981 году и продолжал работать врачом под жестким надзором вплоть до 2009 года.

 

Инспектор Жавер («Отверженные», Виктор Гюго)

Безжалостный и одержимый сыщик Жавер на протяжении долгих лет не давал спокойно жить беглому каторжнику Жану Вальжану. Виктор Гюго при создании этого образа обратился к фигуре Эжена Франсуа Видока — основателя французского уголовного розыска. Кстати, Видок стал и прообразом Жана Вальжана. Дело в том, что Видок — бывший уголовник, который в итоге стал знаменитым сыщиком.

История его жизни вдохновляла многих писателей, в том числе Эдгара По. Например, в новелле «Убийство на улице Морг» прямо упоминается имя Видока.

 

Большой Брат («1984», Джордж Оруэлл)

Существует немало версий по поводу того, кто же прототип единоличного лидера государства Океания. Одна из теорий гласит, что прообразом Большого Брата стал Брендан Брэкен. До 1945 года он был министром информации Великобритании, а Оруэлл работал под его руководством на Би-би-си.

Сотрудники Брэкена между собой называли его по инициалам — Б.Б., которые напрямую связаны с именем Большого Брата. Еще одним доказательством является то, что Оруэлл возмущался цензурой, которая была в стране из-за войны. Также его раздражала необходимость манипулировать информацией. По мнению Оруэлла, эти вещи исходили от самого министра.

 

Долорес Амбридж («Гарри Поттер и Орден Феникса», Джоан Роулинг)

Роулинг призналась, что источником для образа Амбридж была ее преподавательница. Конкретное имя писательница не назвала, но отметила, что они сразу не поладили: «Я не могу объяснить, почему мы с ней прониклись такой внезапной, искренней и (по крайней мере с моей стороны) безотчетной ненавистью друг к другу».

Автор позаимствовала у нее и сильно преувеличила страсть к приторной манере одеваться и уточнила, что у этой женщины она никогда не замечала садистских наклонностей, какие были у Амбридж.

 

Эбенизер Скрудж («Рождественская песнь в прозе», Чарльз Диккенс)

Есть разные версии, кем же вдохновился Диккенс, когда создавал образ Скруджа. Одни исследователи предполагают, что прототипом был Джемми Вуд. Этот человек был владельцем Глостерского старого банка и одним из первых миллионеров Британии. Вуд славился среди современников своей скупостью.

Другие же считают, что нужно опираться на письма самого Диккенса. Автор в переписке с Джорджем Холсвортом упоминает знаменитого британского скрягу Джона Элвза. Кстати, Джон Лич (иллюстратор Диккенса) изобразил Скруджа внешне очень похожим на этого самого Элвза.

 

Миледи Винтер («Три мушкетера», Александр Дюма)

Прототипом злодейки и шпионки кардинала Ришелье стала известная историческая личность — Люси Хей. Она была придворной дамой и принимала участие в политических интригах, когда в Англии шла гражданская война. Люси Хей старалась подпортить жизнь англичанам, потому что была любовницей герцога Бекингема, а он ее бросил. Из чувства ревности и мести она стала работать на Ришелье.

 

Старуха Шапокляк («Крокодил Гена и его друзья», Эдуард Успенский)

В одном из интервью Успенский признался, что на создание Шапокляк его вдохновила первая жена по имени Римма. Успенский говорил о ней так: «Дама вредная во всех отношениях. Сейчас только удивляюсь, как нам удалось прожить вместе 18 лет! Хотя, если уж быть честным до конца, Шапокляк имеет и мои черты. Характер у меня тоже не ангельский».

 

Профессор Мориарти («Приключения Шерлока Холмса», Артур Конан Дойл)

Гений криминального мира и главный враг Шерлока Холмса был частично списан с реальных людей — Адама Ворта и Саймона Ньюкома.

Адам Ворт — американский преступник, которого один из детективов Скотленд-Ярда называл Наполеоном преступного мира. Так же называл Мориарти и Дойл. Ворт грабил банки и магазины, а затем создал собственную криминальную сеть.

Саймон Ньюком — американский астроном, математик и экономист, невероятно умный человек. Его называли разносторонним гением, который обладает математическим даром. Однако Ньюком имел репутацию злобного человека, явно стремящегося разрушить карьеру ученых-конкурентов.

 

Если бы вы были писателем, с кого бы списали образ злодея для вашей книги?

 

Источник: AdMe.ru


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте в курсе всех событий!
Мы работаем для Вас!

Комментарии