Роль БРК в развитии горно-металлургической промышленности

11:50, 30 ноября 2020
1148

Текущий кризис особенно подчеркивает важность всестороннего развития отечественной экономики. Один из важнейших ее элементов – горно-металлургическая промышленность (ГМК). Отрасль оказывает существенное влияние на формирование макроэкономических показателей Республики Казахстан. Отрасль ГМК определена одним из приоритетов во многих президентских посланиях, кроме того, развитию способствует сформированная стратегия индустриально-инновационного развития Казахстана, сообщает kdb.kz.

Например, объем производства ГМК за 2019 год составил 7 394,2 млрд тенге, что на 11% выше показателя прошлого года и соответствует 25% общего стоимостного объема промышленной продукции РК. А доля продукции ГМК в промышленности республики составляет порядка 20%. АО "Банк Развития Казахстана" (структура холдинга "Байтерек") регулярно поддерживает отрасль и является рабочим инструментом финансирования проектов в сфере ГМК. Председатель правления БРК Абай Саркулов рассказал АГМП о том, как банк ведет работу с данной отраслью и какие у нее перспективы.

– Абай Серикович, здравствуйте. Расскажите, сколько проектов в сфере ГМК профинансировал БРК за прошлый год, как изменилась динамика в текущем году (в количественном и стоимостном выражении)?

– Хотелось бы отметить, что наибольшую долю в кредитном портфеле Банка развития Казахстана занимают проекты горно-металлургической промышленности – 33%. Данная отрасль обладает хорошим социально-экономическим эффектом: это создание рабочих мест, экспортоориентированность и налоговые отчисления. В кредитном портфеле банка в сфере ГМК имеются такие проекты, как: ТОО "YDD Corporation", ТОО "KAZ Minerals Aktogay", АО "Казахстанский электролизный завод", ТОО "QazCarbon" (КазКарбон), ТОО "Казцинк", ТОО "Актюбинский рельсобалочный завод", АО "Жайремский горно-обогатительный комбинат". На данных предприятиях в общей сложности работают 31 186 человек.

В 2019 году состоялось знаковое событие в отрасли ГМК, в эксплуатацию введен высокотехнологичный и уникальный завод по производству высокомарочного ферросилиция ТОО "YDD Corporation" в Караганде, финансирование по которому банком было открыто в 2018 году. Основное производство завода – высококачественный, высокомарочный ферросилиций (FeSi75), который применяется при производстве и легировании стали, сплавов чугуна для улучшения механической и коррозийной стойкости металлов. Ферросилиций используется в промышленном, гражданском строительстве, в судо-, авиа-, автомобилестроении и других. Согласно итогам социально-экономического развития, экспорт ферросилиция за 8 месяцев текущего года вырос в 5,4 раза, и значимую долю по производству ферросилиция занимает ТОО "YDD Corporation". Продукция ТОО "YDD Corporation" пользуется высоким спросом, и экспортные направления сейчас достигли 38 стран. Общая стоимость строительства завода ТОО "YDD Corporation" составила порядка 92 млн долларов США. Проект реализован полностью за счет частных средств казахстанских и европейских инвесторов с привлечением заемного финансирования БРК в рамках ГПИИР 2015–2019 гг. Банк предоставил в виде займа 24,1 млрд тенге сроком на 11 лет под 8,9% годовых.

Также в прошлом году БРК одобрил и открыл финансирование по одному инвестиционному проекту ТОО "KAZ Minerals Aktogay" в рамках расширения производственных мощностей Актогайского горно-обогатительного комбината в Восточно-Казахстанской области. Общая стоимость проекта более 1 260 млн долларов США. Сотрудничество БРК с ТОО "KAZ Minerals Aktogay" началось в декабре 2016 года, когда было подписано соглашение на открытие кредитной линии на сумму 300 млн долларов для завершения строительства обогатительной фабрики по переработке сульфидной руды на месторождении Актогай в ВКО. В октябре 2017 года предприятие достигло уровня проектного производства, после чего было принято решение о строительстве второй обогатительной фабрики, чтобы удвоить мощности комбината. Медный концентрат, производимый на рудниках Актогай и Бозшаколь, привлекателен для медеплавильных компаний из-за отсутствия вредных примесей, таких как мышьяк и иридий.

– Были ли скорректированы планы на 2020 год в связи с пандемией коронавируса?

– В 2020 году БРК одобрил и открыл финансирование по двум инвестиционным проектам общей стоимостью 25 432 млн тенге. В рамках ГПИИР профинансирован яркий проект инновационного производства в сфере ГМК – фабрика по обогащению угля и модернизации действующего литейного производства ТОО "Qaz Carbon" в Караганде. Продуктовая линейка насчитывает 939 наименований продукции. Общая стоимость проекта составляет 12 млрд тенге, БРК открыл кредитную линию в сумме 9,2 млрд тенге сроком на 7 лет.

Второй проект – модернизация и реконструкции действующих мощностей по производству цинковой продукции ТОО "Казцинк". Сумма займа БРК составила 10 млрд тенге. Финансирование было направлено на модернизацию промышленных объектов, которые в эксплуатации с 50–60-х годов, с целью поддержания существующих мощностей, расширения производственной программы.

Вместе с тем отмечаем, что корректировка плана на 2020 года не производилась.

– По какому принципу БРК принимает решение об определении проектов на финансирование в сфере горно-металлургического комплекса и металлургии, как происходит процесс определения финансово выгодного проекта? Условия предоставления инструмента финансирования формируются персонализировано, в зависимости от производимого продукта производства?

– В целом отбор проектов для ГМК отрасли осуществляется банком по тем же основным принципам и критериям, как и отбор проектов в других отраслях обрабатывающей промышленности. Но есть, конечно, индивидуальные особенности, присущие данной отрасли.

При отборе проектов в ГМК для банка, безусловно, одним из важнейших критериев является свободный доступ к сырьевой базе и ее качество. Если источником сырья является месторождение, то в обязательном порядке необходимо наличие документального подтверждения балансовых запасов в виде отчета об оценке запасов Комитета геологии РК либо подтверждение запасов и их параметров независимыми консультантами (JORC).

Если, например, основной деятельностью компании является разработка месторождения, необходимо определить срок действия контракта на разведку/добычу и синхронизировать срок кредитования к сроку права недропользования.

При этом, так как наличие прав недропользования обязывает компанию выполнять определенные обязательства перед государственными органами по контракту на недропользование (рабочая программа), необходимо проводить анализ исполнения контрактных обязательств (к примеру, резервы на восстановление окружающей среды) и их влияние на эффективность реализации проекта, и в целом возвратность инвестиций. В целом в данном секторе вертикальная интеграция бизнеса способствует управлению проектными рисками, что тоже важно учесть при рассмотрении проектов.

– На что следует обратить внимание еще?

– В проектах ГМК следует обратить особое внимание на техническую оснащенность, например, если заявитель обратился только за оборудованием для переработки, то имеется ли техническое оснащение для добычи. Необходимо обратить внимание на конкурентоспособность выбранной технологии, сравнение целесообразности использования выбранной технологии в части адаптации к проекту, влияния на рентабельность проекта.

Для банка как института развития также очень важным моментом является глубина переработки/передела продукции, является ли конечная продукция продукцией с высокой добавленной стоимостью. И, безусловно, банк отдает предпочтение проектам с более высокими переделами продукции.

Так же как и для любого проекта, важнейшим вопросом являются перспективы востребованности продукции на долгосрочном горизонте планирования, проработка сбыта, наличие оффтейк-контрактов или других контрактов с сильными контрагентами, гарантирующими сбыт продукции.

В целом, повторюсь, что критерии отбора схожие для всех инвестиционных проектов с некоторой адаптацией к специфике ГМК.

При этом, разумеется, для каждого проекта банк предлагает индивидуальные условия, исходя из сути инвестиционной идеи, сроков и условий ее реализации, и, конечно, исходя из возможностей банка.

– Какие проекты в сфере ГМК видят в Банке развития Казахстана наиболее перспективными в среднесрочной и долгосрочной перспективе?

Наиболее перспективными в среднесрочной и долгосрочной перспективе в сфере ГМК я бы выделил три направления: это проекты, которые предполагают выпуск продукции более высокого передела или обладающей высоким потенциалом импортозамещения или ориентированной на экспорт. Также речь идет о проектах, предполагающих использование инновационных технологий, в том числе элементов Индустрии 4.0. В-третьих, это проекты, направленные на производство редкоземельных металлов.

– Поменялись ли в связи с коронакризисом инструменты оценивания устойчивости проектов, особенно по части рисков невозврата займов?

– Пандемия COVID-19 и глобальное затяжное снижение деловой активности стали настоящим испытанием не только для финансовой устойчивости отдельных компаний, но и для экономик всех стран, для мировой экономики. Согласно прогнозам Всемирного банка, в этом году экономику планеты ждет сжатие на 5,2%, а в 2021 году рост мировой экономики оживится и достигнет 4,2%. Однако все эксперты сходятся во мнении, что все текущие прогнозы отличаются крайней неопределенностью и будут зависеть от сценариев развития ситуации, включая продолжительность пандемии и карантинных мер в развитых странах, длительность нарушения глобальных торгово-сбытовых связей. Если говорить о ГМК, то здесь основным рынком-потребителем был и остается Китай, и от его торгового баланса зависит большинство игроков на рынках металлов, уровень цен на металлы. Поэтому ситуация торговых отношений Китая и развитие его экономики всегда являлись и являются одним из основных фокусов экспертизы банка.

Конечно, в условиях такого высокого фактора неопределенности при экспертизе проектов банком также учитываются различные среднесрочные сценарии дальнейшего развития ситуации на целевых рынках наших заемщиков, отражается влияние макроэкономических событий, проводятся стресс-тесты, моделируются варианты динамики спроса и цен на проектную продукцию. Но при этом, поскольку БРК предоставляет долгосрочные кредиты, а пандемия, как и любые кризисы, носит временный характер, то и при оценке долгосрочных перспектив банк придерживается здравого подхода.

Также кроме существенного фактора неопределенности и снижения активности на рынках имеет место другая сторона влияния пандемии – это изменение глобальных логистических "цепочек", снижение темпа глобализации экономик, меры по защите интересов локальных производителей, принимаемые правительствами всех стран, развитие новых продуктов, отраслей. Поэтому при экспертизе рыночных рисков проектов существенно расширился перечень анализируемых факторов. В целом хотелось бы сказать, что сам коронакризис, как и любой кризис, является не только угрозой, но и возможностью для наращивания экспертного опыта, поиска новых взаимовыгодных решений, структур финансирования совсместно с нашими клиентами и укрепления систем управления рисками как в банке, так и в компаниях-заемщиках.

– Наметили ли в БРК планы на финансирование проектов в сфере ГМК на 2021 год?

– На сегодняшний день предварительный пайп-плайн проектов в сфере ГМК на 2021 год состоит из 5 проектов на общую сумму финансирования 1 млрд тенге.


Источник: zakon.kz


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте в курсе всех событий!
Мы работаем для Вас!

Комментарии