Особые предпочтения Национального банка

19:02, 14 сентября 2018
197

Последние пару лет все проблемы у банков начинаются приблизительно одинаково. Сначала гуляют слухи, потом появляется слив в иностранных СМИ, ну а потом все складывается по-разному. В одном случае отзывают лицензии, в другом спасают, причем как нет двух одинаковых банков, так нет и двух одинаковых способов спасения. При этом совершенно не ясно, чем руководствуются финансовые власти страны, выбирая методы и того, кому следует помогать, а кому - нет. Не будем слишком далеко ходить, пять банков оказались в красной зоне за короткий промежуток времени - и какая разная судьба! Давайте вспомним: RBK bank, Qazaq bank, «Эксимбанк», Astana bank и «Цесна банк». Да, есть те, кто крупнее, есть, кто поменьше, есть системообразующий банк, но со стороны государства разве должно пропагандироваться неравенство? Либо ты спасаешь систему в целом, либо не спасаешь никого.

Что касается «Цесна банк», то слухи о проблемах шли давно. Его стратегия далека от розничной, все свое внимание он сосредоточил на крупных предпринимателях, работающих в области сельского хозяйства, причем от общего портфеля не менее 60% приходилось на предприятия АПК. К сожалению, дела «на земле» уже много лет идут плохо. Цены на конечное сырье низкие, затраты высокие, воровство и коррупция - все это привело к банкротству не одну сотню средних компаний, но самыми чувствительными стали проблемы у мегакорпораций. По долгам платить просто прекратили, а когда у тебя половина портфеля не работает, то банк начинает проедать сам себя. Залоги же превратились в пыль. Техника ничего не стоит, земля никому особо не нужна.

Назывались разные цифры, кто-то говорил о «дырке» в полтора триллиона, кто-то оценивал ситуацию позитивнее, называя порядок цифр от 500 до 700 миллиардов тенге, но в целом триллион просматривался легко, через количество активов, связанных с АПК в соотношении с общей массой кредитного портфеля. В какой момент времени банку стало «плохо», сказать сложно, но, согласно теории «я надену все лучшее сразу», роскошное празднование Нового года 2018 можно расценивать как попытку показать рынку, что «Мало половин, мало, мало половин». Подобное не раз случалось в Казахстане, и чем громче был корпоратив, тем печальнее была судьба бизнеса. В любом случае, к осени банк содрогнулся. Запросил экстраликвидность на 150 миллиардов тенге у Национального банка, причем достаточно тихо, но, к сожалению, не все прошло гладко, и запрос стал достоянием общественности. Часть денег пришлось вернуть, по официальной версии - за ненадобностью, но информационный маховик уже был запущен.

Последним сигналом, который считал рынок, стало возращение в бизнес основателя корпорации, куда входит банк «Цесна» Адильбека Джаксыбекова. Достаточно долгое время он официально был не у дел, а служил отечеству, пройдя путь от акима города до главы администрации президента. Его выход на пенсию должен был расцениваться как политическая гарантия того, что финансовый институт будет удержан на плаву. Причем сразу стало понятно, что на поддержку будет брошена вся мощь государственной машины.

11 сентября банк публично отвечает на вопросы, уверяет, что работает в штатном режиме, выполняет все пруденциальные нормативы и требования регулятора, а также в полном объеме осуществляет платежные операции. Впервые появляется ссылка на токсичные участки в пуле собственных активов: Программа «Агробизнес 2020», ими выдано 65% кредитов, на сумму свыше 219 миллиардов тенге, и, судя по всему, прочие займы, выданные отрасли. Также сообщается о том, как это все будет преодолеваться. Так, для снижения долговой нагрузки и повышения финансовой устойчивости совместно с «КазАгро» готовят программу дополнительной поддержки заемщиков, с увеличением сроков погашения кредитов, пересмотром процентной ставки и изменением валюты кредита, если он был в долларах. Подключили и «Фонд проблемных кредитов», который также должен бы выкупить часть долгов, правда, пока сумма не озвучена до сих пор.

Как суперновость была «продана» информация, что акционеры проведут докапитализацию Банка за счет собственных средств в размере 40 миллиардов тенге, увеличив вполовину собственный капитал. В свою очередь, эксперты и аналитики сделали заключение, что этого будет недостаточно, и понадобится механизм, который позволит списать значительную часть проблемных кредитов. Одновременно с этим просачивается информация о том, что правительство и Национальный банк готовят некую программу, пакет дополнительных мер для поддержки аграрного сектора. И спустя три дня стало ясно, что это за продукт.

При этом сама формулировка впечатляет: «Правительство и Национальный Банк разрабатывают механизм выкупа портфеля сельскохозяйственных кредитов у Цеснабанка на сумму 450 миллиардов тенге» и добавляют, ну или повторяют, что акционеры примут участие в оздоровлении заемщиков за счет собственных средств путем докапитализации банка. Соотношение «1 к 11» 40 миллиардов собственных денег и 450 миллиардов государственных, за которые просто выкупят или, проще говоря, спишут проблемные долги. Действительно, благородные порывы, такие как обеспечить финансовое оздоровление предприятий агропромышленного сектора - заемщиков банка, и усилить финансовую устойчивость Цеснабанка, не могут не вызывать определенную степень уважения и при этом удивления, поражаясь масштабам помощи.

Если учитывать данную программу, а также предположить объем участия фонда проблемных кредитов, а также пересмотра условий по программе «Агробизнес 2020», то речь может идти о сумме в 600-700 миллиардов тенге. Думаю, что это сопоставимо с подвигом Геракла, когда он расчистил конюшни. И тут лично у меня нет претензий к правительству, сельское хозяйство для него - отрасль политическая. На селе живет половина населения, и стабильность там важнее денег. Даже к банку, навыдававшему кредитов в узком поле, отрицая диверсификацию и прочие инструменты защиты портфеля, огромные претензии у меня к Национальному банку.

Акишев фактически застрелил Qazaq bank, «Эксимбанк» и Astana bank, у которых даже суммарно проблем куда меньше, чем у «Цесны».

Все три банка также кредитовали сельское хозяйство, причем у Astana bank это было одним из основных направлений. Все три банка достаточно устойчиво работали, пока о проблемах в них не заявил Председатель НБРК. Он даже не рассматривал вопросов по оказанию экстренной помощи и тем более не предлагал программу спасения, разработанную вместе с правительством. Более того, Нацбанк располагал информацией о проблемах в банке давно, как и не мог не оценить сам факт того, что портфель «Цесны» «перекошен», и в рамках экономической ситуации шансов на спасение без вмешательства государства нет, но он все же отзывает лицензию у Qazaq bank и «Эксимбанк» и издевается над Astana bank и его клиентами. Причем о его избирательности говорилось с самого начала, о том, что в стране ни один банк не пройдёт Asset quality review (анализ качества активов) и что в случае вмешательства в естественные процессы оздоровления банковской системы и оказания экстренной помощи кому-то встанет вопрос – на чьей стороне играет Данияр Акишев и какие цели перед собой ставит, а главное, не использует ли он Национальный банк в качестве инструмента для решения давних споров.


Источник: zakon.kz


Хотите пропустить важные события? Не подписывайтесь на наш Telegram-канал.


Комментарии