Свидетелей в деле о крушении вертолета перевели в подозреваемые

20:19, 13 марта 2018
132

В ходе досудебного расследования по делу о крушении вертолёта санавиации под Талдыкорганом руководителя компании АО "KazMedAir" из свидетелей перевели в подозреваемые, сообщает BNews.kz.

27 января 2016 года в 18 км северо-восточнее КТА аэропорта Талдыкоргана при выполнении срочного санитарного задания по оказанию помощи больному ребенку по маршруту Ушарал – Талдыкорган упал вертолёт MCDONNEL DOUGLAS 600N. Авиасудно принадлежало компании ASPAN (ныне АО "KazMedAir"). Находившиеся на борту командир воздушного судна и четыре пассажира погибли.

По факту авиакатастрофы возбуждено уголовное дело. В настоящее время оно находится на стадии досудебного расследования. В феврале руководителя АО "KazMedAir" из свидетелей перевели в подозреваемые. Через дней 10 дней гендиректор компании и его заместитель предстанут перед судом в качестве обвиняемых. Их обвиняют в совершении преступления, предусмотренного ст. 359 ч. 4, ст. 344 ч. 3 УК РК.

"Их признали подозреваемыми в том, что они не имели права допускать пилота к управлению этим вертолётом, и с их молчаливого согласия пилот вылетел на это задание. Однако согласно нормам УК РК, должностные лица не могут быть субъектами данного преступления, так как они на тот момент не управляли вертолётом. Решение о полёте пилот принимает самостоятельно. То есть никто из должностных лиц не имеет права заставить либо остановить пилота от полёта. Он сам даёт оценку ситуации: погодным, техническим условиям и самочувствию, то есть он сам решает летать или не летать", - сказала адвокат Надия Катаева.

По её словам, госкомиссия вынесла заключение, что человеческий фактор не был причиной авиапроисшествия. Однако следователь был отстранён от дела и вместо него назначена группа, которая спустя почти два года выехала на место крушения и опросила жителей.

"Имеется видео погибшего пассажира, который снял его во время полёта. На кадрах видно, что погода была ясная. У пассажиров нет никакой запуганности. Когда погода резко изменилась, пилот пытался произвести безопасную посадку, но у него не получилось. Следователь заявляет, что раз погода резко изменилась, пилот должен был воспользоваться прибором. Однако этот вертолёт управляется только визуально", - уточнила Катаева.

Кроме того, адвоката возмутило то, что следователь пригласил специалиста, который должен был дать заключение выводам экспертной комиссии.

"В нашей стране не существует экспертов, которые производят экспертизы по факту авиационных происшествий. Поэтому, согласно нашему законодательству, у нас проводится государственное расследование. Выводы этой комиссии являются обязательными для самого уголовного расследования. В этой ситуации следователь Главной транспортной прокуратуры, игнорируя заключение госкомиссии, вызвал специалиста в сфере авиационной деятельности, чтобы он дал оценку работе восьми экспертов", - заявила адвокат.

Руководитель АО "KazMedAir" не согласен с решением перевести его из свидетеля в подозреваемые. Заслуженный гражданин РК, педагог многих казахстанских пилотов Александр Пыхтеев рассказал, что хотел помочь следствию и выступал в качестве свидетеля, а теперь рискует оказаться на скамье подсудимых.

"Я служил в военно-воздушных силах РК, служил в Афганистане, сопровождал Президента РК. В эту компанию я пришёл в 2005 году, был командиром воздушного судна. С 2011 года стал гендиректором компании. Подозреваемым я стал 2 февраля. Видимо, исходя из допросов, следователь такие выводы сделал", - сказал Пыхтеев.

После авиакатастрофы компания свидетельство о приостановлении работы не получала и продолжала свою деятельность. С 1 июня 2016 года она из авиакомпания ASPAN преобразована в АО "KazMedAir". Компания выплатила семье погибшего пилота 1,8 млн тенге в качестве компенсации. Погибший пилот имел допуск к управлению воздушным судном от уполномоченных органов – Министерства транспорта и коммуникаций и Комитета гражданской авиации на основании свидетельства линейного пилота Министерства транспорта и коммуникаций РК.

"Для меня странно было вообще все это дело. Нас приглашали в качестве свидетелей, мы отвечали на определённые вопросы. Потом мне сказали прийти с адвокатом. Я не чувствую особой вины, потому что работу выполнял согласно документам: пилот был тренирован, полностью был готов к выполнению заданию, с 2014 года летал в нашей компании", - добавил заместитель гендиректора по организации лётной работы компании Василий Муравьев.


Источник: zakon.kz

Комментарии