Кто выиграл от девальвации 2015 года?

12:34, 20 августа 2017
185

Главной задачей девальвации 2015 года, кроме спасения бюджета и золотовалютных резервов страны, было вызвать рост конкурентоспособности казахстанской продукции на рынках мира. Однако сегодня экономисты говорят, что слабый тенге не помог казахстанской экономике и казахстанским товарам в частности.

Как слабый тенге шокировал экономику

Согласно экономической теории девальвация должна была хорошенько стимулировать производственную сферу. Но этого почему-то не произошло.

"Единственное, что сделала тогда девальвация, так это вызвала шок, что отрицательно сказалось на экономике в целом", — говорит экономист Жарас Ахметов.

По его мнению, переходить к плавающему курсу надо было не в августе 2015, а намного раньше.

"Это было запоздалое решение, но проблема даже не в том, — уверен экономист, — нужны были меры, компенсирующие шок, а их не было. И вот результат – высокая инфляция, которая в значительной мере отражает уровень доверия населения к экономической политике властей и волатильность, которая мешает бизнесу".

Оправданность политики плавающего тенге в условиях казахстанской действительности вызывает серьезные сомнения и у экономиста Александра Юрина.

"Само по себе ослабление тенге было вынужденной мерой и его вряд ли возможно было избежать, тогда, в 2015-м. В то же время изменение валютного режима сопровождалось бешеной волатильностью национальной валюты вплоть до весны прошлого года, что само по себе стало очень серьезным шоком для экономики", — говорит Юрин и тоже напоминает о высокой инфляции.

"По итогам последних месяцев "официальная инфляция" является не такой уж и высокой. Например, в июле годовая инфляция составила 7,1%. В то же время статистика цен является наиболее критикуемым разделом государственной статистики, а любые субъективные оценки роста цен в Казахстане традиционно выше "официальных" индексов инфляции. В этих условиях давать объективные оценки инфляционным процессам довольно сложно", — отмечает эксперт.

В то же время, по словам Юрина, большинство рынков товаров и услуг в Казахстане отличается низким уровнем конкуренции, а потому отечественные бизнесмены могут позволить себе "задирать" цены так, как хотят. Но не в этот раз.

"Вообще ослабление национальной валюты повлияло на инфляционные процессы двояко. С одной стороны, девальвация привела к удорожанию импортируемых товаров и факторов производства и тем самым простимулировала инфляционные процессы. С другой стороны, она привела к снижению платежеспособного спроса населения, в силу которого продавцы и производители товаров и услуг были вынуждены ограничивать торговые наценки. Тот рост цен, который мы видим сейчас, обусловлен во многом именно "запоздалым" ростом торговых наценок, а также ростом тарифов естественных монополистов", — поясняет эксперт.

 

Идентификация бенефициара

В общем, подводит итог Юрин, подавляющее большинство граждан, по результатам девальвации, однозначно проиграло в силу снижения доходов и платежеспособности. О каких-то явных плюсах для экономики в целом говорить не приходится.

И все же бенефициар есть, хотя мнения экономистов на этот счет немного расходятся. По мнению Юрина, выгодоприобретателем можно считать государство.

"Бенефициаром ослабления тенге однозначно стало государство, которое смогло сбалансировать бюджет и снизить давление на Национальный фонд вследствие изменения валютной политики", — говорит Юрин.

Он поясняет, что в первом полугодии 2015 года казахстанская экономика оказалась под неблагоприятным воздействием внешнеэкономической конъюнктуры. Особенно проблематичным для нее стало падение мировых цен на энергоносители и сырьевые товары. Частным следствием сложившейся ситуации стали проблемы с наполнением бюджета, параметры которого были пересмотрены в марте 2015 года.

План по поступлениям был снижен на 870 миллиардов тенге, а планируемый объем привлечения госдолга был увеличен на 254,9 миллиарда тенге, однако по итогам первого полугодия 2015 года плановые показатели не были выполнены полностью.

Одним из эффектов ослабления тенге после изменения Национальным банком валютной политики стала возможность сбалансировать бюджет и снизить нагрузку на Национальный фонд.

В то же время экономист Сергей Смирнов уверен, что единственные, кто выиграл от девальвации, это экспортеры. Руководители "Казахмыса" и ENRC – миллиардеры Владимир Ким и Александр Машкевич — не просто так выражали искреннюю благодарность президенту.

"Они же всю свою продукцию продают за валюту, а налоги платят в тенге, — говорит Смирнов, — то есть не надо иметь сверхматематических способностей, чтобы понять, сколько плюсов экспортеры получили от девальвации. А национальная компания "КазМунайГаз" благодаря девальвации смогла сократить свои долги".

Смогла ли девальвация перезапустить рост казахстанской экономики?

Жарас Ахметов в ответ на этот вопрос говорит категоричное "нет".

"Девальвация ничего не перезапустила и вообще была неверным решением. Произошло падение экспорта, но оно было вызвано снижением цен на нефть. Соответственно, сократился импорт, потому что сократился приток валюты в страну", — пояснил Ахметов.

Юрин в ответ просто приводит цифры, которые красноречиво говорят о том, каких "успехов" добился Казахстан благодаря девальвации.

"По итогам 2014, 2015 и 2016 годов реальный рост ВВП, рассчитываемый казахстанским статистическим ведомством, составил 4,2%, 1,2% и 1,1% соответственно. При этом стоит отметить, что в долларовом выражении казахстанский ВВП упал с 221,4 миллиарда в 2014 году до 135 миллиардов в 2016 году", — приводит данные эксперт.

И добавляет: "Комментарии здесь излишни".

Фото © Sputnik / Болат Шайхинов

Источник: zakon.kz

Комментарии