Главврач, обвиняемый в смерти младенца в холодильнике роддома: Мы никого не убивали

16:59, 4 декабря 2020
192

Врачи, которых судят по делу о смерти младенца в холодильнике областного роддома Атырау, выступили в суде с последним словом. Бывший главный врач перинатального центра Куаныш Нысанбаев заявил, что до сих пор не понимает, в чем его обвиняю и попросил суд вынести справедливое решение, передает zakon.kz.

Врач-неонатолог Дарига Джумабаева, которую обвиняют в недонесении о преступлении, выступила с последним словом.

 

Уважаемый суд, на протяжении 14 лет со стороны коллектива и со стороны пациентов ко мне не было претензий. Я не думала, что попаду в такую ситуацию. (…) Если бы я видела, что у младенца стучит сердце, я бы оказала ему помощь. Когда я его осмотрела визуально, я не видела признаков жизни. Визуально невозможно понять стучит ли его сердце, нужны специальные инструменты. Уважаемый суд, чтобы класть живого ребенка в холодильник нужна смелость. Я не думаю, что врачи могли на такое пойти.

 

В конце своего выступления неонатолог сквозь слезы попросила судью при вынесении решения учесть, что у нее есть несовершеннолетние дети, а также грудной ребенок.

Ранее прокурор запросил для нее три года ограничения свободы.

Адвокат акушера-гинеколога Аскара Каиржана, которого обвиняют в убийстве младенца, совершенного группой лиц по предварительному сговору, сказал, что прокурор не доказал вину его клиента. Напомним, ранее гособвинение запросило для Каиржана 17 лет тюрьмы.

 

Не доказан предварительный сговор, форма соучастия в преступлении. (…) Там нет разговора о том, что ребенок жив, там речь идет о том, что он шевелится. Мало ли что может шевелиться? Данный разговор ведется на казахском языке, носит бытовой характер без медицинских терминов. (…) Каиржан не видел, как ребенка положили в холодильник. Он, надо сказать, религиозный человек, читает намаз и не мог пойти на такое. Необходимо учесть, он не обязан доказывать свою невиновность. Обвинительный приговор не может быть вынесен, основываясь на предположениях.

 

Защитник неонаталога Жамили Кулбатыровой заявил, что вина его подзащитной тоже не доказана. Напомним, прокурор запросил для нее 17 лет лишения свободы по той же статье, по которой обвиняют Аскара Каиржана.

По его словам, она заметила пульсацию младенца и вызвала дежурного неонатолога. Та, проверив, ответила, что младенец мертв. Спустя два часа она заметила, что из пупка младенца идет кровь и вызвала коллегу по фамилии Алимбаева, но не дозвонилась. Она сказала другой коллеге по фамилии Козлова, что не может понять жив или мертв ребенок. Та ответила, что новорожденный дышит. В итоге Кулбатырова вызвала Каиржана, который сказал: "Жамиля-апа, не морочьте мне голову, ребенок мертв". И только после этого неонатолог положила младенца в холодильник.

Адвокат отметил, что у его подзащитной, которую обвиняют в убийстве заведомо несовершеннолетнего лица нет мотива преступления.

 

Доказано, что она выполняла свои служебные обязанности. То, что мертвого ребенка кладут в холодильник – обычное действие для акушера. Она выполняла указ Каиржана. Я прошу законное и справедливое решение. Прошу оправдать мою подзащитную, - сказал ее адвокат.

 

За ним с последним словом выступила сама Кулбатырова:

 

Уважаемый суд, я не согласна с обвинением. Я тоже мать, я прошу вынести справедливое решение, - сказала она.

 

Затем с последним словом выступил сам главврач Куаныш Нысанбаев. Говорил он долго и эмоционально.

Медик обвиняется в получении взятки, превышении должностных полномочий и убийстве младенца группой лиц по предварительному сговору. Всего в его деле семь эпизодов. Ранее прокурор запросил для него 20 лет тюрьмы.

 

Во время обучения в Санкт-Петербурге я был на операции. Тогда хирург сказал: вы, чурки, не умеете оперировать свой народ. Эти слова меня сильно задели, я сказал себе, что научусь и буду делать такие операции для моего народа. Сейчас я жалею, что стал врачом, что помогал многим женщинам и детям, что спасал круглые сутки.

 

По его словам, органы так и не предоставили ни одного доказательства его вины. Более того, следователь не допрашивал его по делу о смерти младенца, сославшись на то, что он отказался давать показания, хотя документального подтверждения этому нет. Кроме того, СМИ однобоко подают информацию по этому делу. Журналисты опираются только на слова гособвинителя и не вникают в суть, сказал главврач.

 

Они писали, что 9-месячного живого ребенка положили в холодильник. Тогда почему потерпевшая Турумбетова родила на 26 неделе? Причина преждевременных родов в чем? Ни один эксперт не назвал. Турумбетова сейчас снова беременна. Какой вред нанесли ей медработники, если она спустя три месяца снова забеременела?

 

В обвинительном акте говорится, что ребенка вообще нельзя класть в холодильник. Где вы читали, что мертвого ребенка нельзя класть в холодильник, гособвинитель? После этого ребенка там держат пять часов. Почему если это было незаконно, младенец лежал там пять часов? – говорил на последнем слове бывший главврач.

 

Нысанбаев отметил, что никто до сих пор не может сказать, когда скончался ребенок: в утробе или уже будучи рожденным.

 

В обвинительном акте говорится, что это было сделано по предварительному сговору. С чего это? Не скрываю, у меня был выходной день, я был в сауне. Гособвинение и СМИ говорят о воде (в разговоре с Каиржаном – ред.). Это я говорил человеку, который был рядом в сауне, положить в воду. Это было доказано в ходе судебного заседания. Говорят, что в разговоре мы упоминали ребенка Турумбетовой. Вы докажите, что речь шла о ней. Филологическая экспертиза показала, что там не было приказа, - сказал он.

 

Нысанбаев отдельно остановился на каждом обвинении. Он не понимает, почему, если он "брал взятку, Антикор его сразу на месте не задержал, не надел наручники". Также медик не понимает в чем заключается его вина, которую вменяют по статье "превышение должностных полномочий".

 

Вы обвиняете меня в том, что я взял на работу лучшего специалиста в Атырау. Говорите, что это превышение должностных полномочий. Гособвинитель говорит, что я взял человека на работу и он не выполнял свою работу. Этот человек работал согласно приказу. Каким образом он не выполнял свою работу? – сказал Нысанбаев.

 

В конце речи он выразил желание, чтобы его дело пересмотрели в Генеральной прокуратуре.

 

Я прошу Елбасы, Токаева, генерального прокурора, пусть смотрят, читают, что процессуальный прокурор ни разу не допросил меня и еще заранее знал, что будет 20 лет для меня просить. Я до сих пор читаю обвинительный акт и не понимаю, в чем я виновен. Никто, ни Жамиля, ни Аскар, ни я не делали этого. Я хочу сказать президенту, народу, что не нарушал закона, я честно работал и буду работать, - сказал Нысанбаев и попросил суд вынести справедливое решение.

 

Напомним, осенью 2019 года роддом в Атырауской области оказался в центре скандала. По версии следствия, главврач и акушер-гинеколог положили в морозильную камеру живого младенца и оставили там умирать. Ребенка ошибочно записали мертворожденным и не стали переделывать документы. Это выяснилось после того, как оперативные службы заподозрили главврача Куаныша Нысанбаева в коррупции.

По этому делу на скамье подсудимых оказались пять медиков.

 


 

Источник: zakon.kz


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте в курсе всех событий!
Мы работаем для Вас!

Комментарии