БРК планирует инвестировать в экономику Казахстана не менее 420 млрд тенге в год

10:59, 30 ноября 2018
186

Уходящий 2018 год запомнился рядом важных событий в финансовом секторе страны. Одним из них является выход Банка развития Казахстана (БРК) на международные рынки капитала с двумя успешными выпусками евробондов, деноминированных в тенге. О том, как себя чувствует эмитент ценных бумаг, какие задачи перед собой ставит и какие трудности преодолевает, в интервью Forbes Kazakhstan рассказал заместитель председателя правления БРК Дмитрий Бабичев.

- Как повлияли на деятельность банка новые стандарты международной финансовой отчетности (IFRS 9)? В частности, как это отразилось на оценке качества активов? Не связан ли убыток, зафиксированный по итогам первого полугодия, с IFRS 9?

- Да, банк с 1 января 2018 года перешёл на новый стандарт. Мы к этому готовились большую часть 2017 года. Прежде всего, следует сказать, что качество наших активов от перехода на новый стандарт не поменялось. Поменялся подход к оценке провизий. Новый стандарт основывается на модели расчета провизий, основанной не только на прошлом опыте, но также на текущих ожиданиях и прогнозной информации.

Действительно, полученный в первом полугодии убыток связан с переходом на IFRS 9. Важно отметить, что для БРК максимизация прибыли не является целью, хотя безубыточность, конечно же, мы должны обеспечивать. Само начисление провизий, которое у нас было после перехода на IFRS 9 в объёме порядка 17 млрд тенге, не привело к убыткам и не нарушило наш лимит по показателю «провизии к кредитному портфелю» (10%). На конец первого полугодия этот показатель составил 6,29%. Если посмотреть прибыль до налогообложения за первое полугодие, то она составила 1,9 млрд тенге, а вот после налогов её значение стало отрицательным. Это как раз и связано с эффектом перехода на новый стандарт финансовой отчётности, в результате чего банк не смог отнести на вычёты большую часть сформированных провизий и, как следствие, вынужден заплатить больше налогов.

- Каковы ожидания по итогам года?

- По итогам года у нас ожидания в целом положительные, но, опять же, мы обсуждаем с нашими аудиторами некоторые моменты перехода на IFRS 9. Надо отметить, что для самих аудиторов это новое поле. По провизиям у нас есть полное понимание. Плюс параллельно мы прорабатываем вопрос с министерствами национальной экономики и финансов в части изменения некоторых норм Налогового кодекса.

- Каковы планы банка по привлечению долгосрочных денежных ресурсов в тенге на ближайшие годы? Не ожидаете ли вы дефицита тенговой ликвидности, с учётом амбициозных планов БРК по финансированию несырьевой экономики?

- Мы формируем наш пул ликвидности, исходя из планов по финансированию проектов. Они действительно амбициозны. Мы планируем каждый год выдавать не менее 420 млрд тенге кредитов. Безусловно, для такого объёма необходимо будет привлекать дополнительную ликвидность с рынка. Здесь очень важно понимать, что часть ликвидности к нам приходит из республиканского бюджета в рамках госпрограмм ГПИИР и «Нурлы жол». Вторая часть – это деньги с рынка. Поскольку БРК является одним из лучших и надежных эмитентов в нашей стране, то в связи с этим банк не испытывает никаких сложностей с выходом как на локальный, так и международные рынки капитала. Также банк имеет ряд подписанных рамочных соглашений и меморандумов о сотрудничестве с большим количеством международных финансовых организаций.

- Как БРК чувствует себя в условиях колебания валютного курса? Какова доля иностранной валюты в обязательствах, а также кредитном портфеле банка? Нет ли здесь дисбаланса?

- Следует выделить несколько аспектов валютного риска в деятельности БРК. Во-первых, это валютный риск, связанный с проектами, профинансированными в иностранной валюте, но которые не имеют валютной выручки, либо не в полной мере могут их утилизировать. Основная часть таких чувствительных к валютным рискам займов была нами конвертирована в тенге в 2015-2016 годах на сумму порядка 122 млрд тенге. Речь идёт о семи проектах. Эти проекты были определены исходя из проведённых на тот момент стресс-тестов. Возможные сценарии на тот момент были консервативные - мы брали в расчёт курс до 400 тенге за доллар. На тот момент это казалось довольно консервативным подходом, но в нынешних реалиях ситуация изменилась, и сейчас данный вопрос для нас становится актуальным. Я не буду называть конкретных цифр, но в настоящее время БРК проводит работу с рядом заёмщиков по снижению такого риска.

Плюс к валютному риску, связанному с нашими заёмщиками, есть риск, что при ослаблении тенге по некоторым валютным займам снижается залоговая база. Поскольку залоги у нас числятся в тенге, соответственно, при росте обязательств залоговая база уменьшается, и это может привести к дополнительным провизиям по тому или иному проекту. С такими заёмщиками мы тоже работаем.

Ещё один аспект валютного риска – это переоценка так называемой валютной позиции. Это когда активы и обязательства должны быть сопоставлены между собой, то есть они должны быть равны. В этом случае не наступает риска отрицательной переоценки при колебании валютных курсов. У банка в данном случае позиция очень консервативная: мы полностью соблюдаем нулевую валютную позицию, поэтому у нас при колебаниях не возникает каких-либо дисбалансов.

Что касается валютной доли в обязательствах, у нас она составляет порядка 57%. Если мы говорим о кредитном портфеле, то порядка 58% кредитного портфеля - это активы в иностранных валютах.

- Каков объём инвестиционного портфеля БРК, его качество, валютная структура?

- По состоянию на первое полугодие инвестиционный портфель БРК составлял 403 млрд тенге. Он состоит 50 на 50 из тенговых и валютных активов. 194 млрд – это ликвидность в тенге, которую мы получили из республиканского бюджета. Плюс есть деньги с локального рынка. Эти деньги все целевые, будут направлены на реализацию госпрограмм ГПИИР и «Нурлы жол». Основная часть этих средств размещена на корсчетах в Национальном банке, и, по сути, мы этими деньгами распоряжаемся только для финансирования наших проектов. Портфель долговых ценных бумаг инвестиционного портфеля составляет порядка 209 млрд тенге, большую часть из которых составляют ценные бумаги, номинированные в долларах США (в основном это бонды Министерства финансов РК). Данные активы используются БРК для поддержания баланса валютных активов и обязательств, а также обслуживания наших обязательств. В 2022 году наступает срок погашения наших евробондов. Эта сумма составляет порядка $1 млрд 267 млн. И мы аккумулируем ликвидность для погашения предстоящих обязательств.

В целом у нас портфель качественный и ликвидный. В основном это бумаги с рейтингом инвестиционного уровня, начиная от ВВВ– до А.

- С учетом текущей ситуации в банках второго уровня (БВУ) Казахстана, планирует ли БРК менять подходы к межбанковскому финансированию, а также размещению депозитов в БВУ? Сколько БВУ в настоящее время взаимодействуют с БРК? Каков объём межбанковского финансирования на сегодняшний день, его доля в кредитном портфеле БРК?

- Работа с БВУ не является спецификой БРК, но тем не менее мы работаем с ними в рамках программ межбанковского кредитования. На сегодняшний момент мы взаимодействуем с двенадцатью банками. Нынешняя ситуация в банковском секторе, в том числе печальный опыт с некоторыми банками, существенно не повлияли на БРК. Исходя из этого опыта, мы сделали определенные выводы и усилили работу именно по мониторингу финансового состояния, исполнения банками тех ковенантов, которые у нас с этими банками в договорах прописаны. В целом мы бы не хотели увеличивать долю межбанковского кредитования. На сегодняшний момент она составляет порядка 7,7% (137 млрд тенге) от нашего кредитного портфеля. Депозитов у нас в БВУ нет. У нас имеются корсчета в некоторых банках, с которыми мы поддерживаем корреспондентские отношения. Наша краткосрочная ликвидность в некоторых банках тоже есть.

АО «Банк развития Казахстана» (БРК) - национальный институт развития по модернизации и развитию несырьевого и инфраструктурного секторов экономики Казахстана, созданный в 2001 году. Основные направления деятельности: развитие производственной инфраструктуры и обрабатывающей промышленности, содействие и привлечение внешних и внутренних инвестиций в экономику страны. БРК выступает одним из крупнейших инвестиционных операторов государственных программ индустриально-инновационного развития. БРК входит в структуру АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек».


Источник: zakon.kz


Хотите пропустить важные события? Не подписывайтесь на наш Telegram-канал.


Комментарии