McKinsey: машины заберут у людей половину их работы к 2055 году

13:41, 13 марта 2017
531

Аналитики прогнозируют, что к роботам перейдут некоторые рабочие места, но люди освоят новые специальности, на которых автоматизация будет способствовать увеличению производительности труда.

Корпоративный мир сегодня охвачен опасениями, что с ростом темпов автоматизации значительная часть рабочих мест исчезнет. Возможно, немного успокоить массовую машинофобию поможет исследование, проведенное специалистами McKinsey Global Institute.

Аналитики института пришли к выводу о том, что, хотя половину нынешних трудовых процессов можно автоматизировать, это произойдет не раньше чем в 2055 году плюс-минус 20 лет. Реальный срок будет зависеть от целого ряда факторов, таких как скачки развития искусственного интеллекта и изменения экономического климата, подчеркивает Майкл Чуи, партнер McKinsey Global Institute, ведущий автор доклада. Составители доклада проанализировали 800 специальностей и 2 тыс. профессиональных обязанностей.

В докладе McKinsey сделана попытка трезво разобраться в ситуации, тогда как все подряд средства массовой информации обещают самоуправляемые автомобили, доставку товаров и еды дронами и роботами, железных консьержей, а также многие другие инновации, прежде считавшиеся уделом далекого будущего, а сегодня грозящие вот-вот отнять у людей рабочие места.

Автоматизация — прежде всего для повторяющихся задач

Автоматизация дает предприятиям возможность улучшать результативность путем сокращения числа ошибок, повышения качества и скорости работы, а также достижения результатов, неподвластных людям. Автоматизация также позволит повышать продуктивность — на 0,8-1,4% ежегодно на протяжении десятилетий, способствуя экономическому росту и помогая компенсировать сокращение численности трудоспособного населения во многих странах, пишет Чуи. Что касается реальных последствий для различных профессий, ситуацию спрогнозировать сложнее.

По оценке Чуи, полностью автоматизированы будут лишь примерно 5% всех профессий, и на 60% всех специальностей приходится 30% рабочих задач, которые могут быть автоматизированы. В целом автоматизация будет чаще выступать как подспорье для выполнения определенных заданий, а не для полной замены людей.

Наиболее пригоден для автоматизации физический труд в жестко структурированных, предсказуемых средах, а также деятельность, связанная со сбором и обработкой данных. На долю подобных задач приходится 51% всей трудовой деятельности в США, шире всего они распространены на производстве, в гостиничной отрасли, на предприятиях общественного питания и в розничной торговле.

Машины и люди будут взаимно дополнять друг друга. Эта идея часто звучит из уст лидеров технологических компаний, например генеральный директор IBM Джинни Рометти в своем выступлении на недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе заявила, что автоматизация — это не противопоставление человека и машины, а симбиоз, в котором машины помогают людям.

Большинство работников, которых заменят автоматизированные системы, найдут другую работу, требующую освоения новых навыков и перехода на обновленные бизнес-процессы. «Экономический рост и создание новых рабочих мест будут обеспечиваться совместным трудом людей и роботов», — подчеркивает Чуи.

Но хотя в McKinsey уверены, что половину оплачиваемой сейчас трудовой деятельности можно автоматизировать с помощью нынешних технологий, сами темпы автоматизации, не говоря уже о ее влиянии на положение дел в мире, предсказывать очень сложно.

«Скорость развития событий будет зависеть от решений, принимаемых людьми, именно этот фактор мы и стремились учесть при построении нашей модели, — добавляет он. — Реальная картина будет определяться разработчиками технологий, политиками и бизнес-руководителями».

Прогресс искусственного интеллекта добавляет неопределенности

Невозможно точно предсказать и ускоряющие автоматизацию научные прорывы в области искусственного интеллекта, в том числе в сфере машинного обучения и обработки естественного языка, как и нельзя прогнозировать, насколько они будут способствовать созданию новых рабочих мест.

Благодаря развитию средств обработки естественного языка и машинного обучения в 2016 году произошел «кембрийский взрыв» в области систем искусственного интеллекта, готовых к массовому применению. В корпоративных ИТ-департаментах по примеру потребительских мессенджеров стали внедрять чатботы, начинают расти экосистемы вокруг персональных виртуальных помощников наподобие Amazon Alexa, а в индустрии финансовых услуг становятся нормой программные системы выдачи рекомендаций.

По словам Чуи, наблюдая, какими темпами совершенствуются машины в обработке естественного языка, сложно оценивать потенциал искусственного интеллекта в этой области: «Представляется лишь, что перспективы очень велики».

Но в большинстве ИТ-департаментов только приходит понимание, как применять искусственный интеллект, чтобы улучшить обслуживание заказчиков, отмечают в Forrester Research. Несмотря на большое желание внедрять искусственный интеллект, на многих предприятиях еще не уяснили, как его задействовать для решения конкретных задач. Кроме того, не хватает нужных специалистов.

«Не зная проторенного пути к окупаемости, во многих организациях сегодня не способны оправдать инвестиции в системы искусственного интеллекта», — пишут аналитики Forrester Роуэн и Брэндон Перселл.

Среди десятков компаний, внедривших Alexa в расчете на улучшение клиентского обслуживания, такие как Capital One, Whirlpool и Wingstop, но пока что результативность новой технологии с точки зрения бизнеса неясна. По словам ИТ-директора Wingstop Стейси Питерсон, Alexa сегодня — это по большому счету программный сервис для технически грамотных потребителей.

Тем не менее Чуи рекомендует ИТ-директорам продолжать экспериментировать с искусственным интеллектом и средствами автоматизации, которые сегодня становятся обязательными для любой бизнес-деятельности. «Думаю, со временем эффект будет проявляться все больше и больше», — заключает аналитик.

Источник: Клинт Болтон, CIO Magazine, США, Computerworld.kz

Комментарии